'; advideo_iframe.onload = function(){ advideo_iframe.contentWindow.document.open('text/htmlreplace'); advideo_iframe.contentWindow.document.write(myContent); uPreroll.add_close_events(30); uPreroll.setCounter('preroll_advmaker' , true); } } } , banner : { rate: 0 , show : function(containerid) { $('.close_popup , #preroll_close_btn').click() ; document.getElementById('bannerY'+ucoz_rndid).value=400; document.getElementById('bannerX'+ucoz_rndid).value=240; $('#hideAdBlock240x400').detach(); resizeDiv(); uShowRuAdBanner() ; } } }, dummy_video : function(containerid){ var rnd = Math.random() ; for(key in uPreroll.dummy) { if(rnd < uPreroll.dummy[key].rate) { uPreroll.dummy[key].show(containerid); break ; } else { rnd -= uPreroll.dummy[key].rate ; } } } , closeTimerExpired : false , setCloseCounter: function(){ var cid = '.counter'; var wid = '#uPreroll-wrapper'; var tmr = uPreroll.ad_duration; $(cid).html(tmr); var uPreroll_count = setInterval(function () { $(cid).html(tmr--); if (tmr==-1){ $(wid + ' .close_popup').addClass('appeared'); $(cid).css('display','none'); clearInterval(uPreroll_count); uPreroll.closeTimerExpired = true ; } }, 1000); $(wid + ' .close_popup').click(function(){ uPreroll.close_preroll_banners(); }); }, add_close_events: function(tmr){ var uPreroll_count = setInterval(function () { $("#preroll_counter").html(tmr--); if (tmr==-1){ $("#preroll_close_btn").show(); $("#preroll_counter").hide(); clearInterval(uPreroll_count); } }, 1000); $("#preroll_close_btn").click(function(){ uPreroll.close_preroll_banners(); }); }, init_gae: function(){ if(uPreroll.random_num < uPreroll.uran_wrap_rate){ function gaeuranwraponload(event) { http://var/ experimentid = "HFjPvEF9QYyr6nZ-lFqjMA"; all http://var/ experimentid = "2rq77eKqQLWF6aidxQW50w"; design var experimentid = "o4sJN8YWTbaosZzwch_3mQ"; http://landing/ $.getScript("http://www.google-analytics.com/cx/api.js?experiment="+experimentid, function(){ var gavariation = cxApi.chooseVariation(); var ga_idx = uPreroll.ga_var_landing[gavariation]; $("#uPreroll-wrapper").html(uPreroll.themes[ga_idx.theme].header.replace("%s", uPreroll.top_label) + '
'+ uPreroll.themes[ga_idx.theme].footer); $("#uPreroll-holder").show(); uPreroll.setCloseCounter(); $('.close_popup').click(function(){ uPreroll.close_preroll_banners(); }); if(ga_idx.url){ $('#uPreroll-wrapper .modal_button, #uPreroll-wrapper .modal_icon, #uPreroll-wrapper .download_link, #uPreroll-wrapper .download_img').attr('href', ga_idx.url); } else { $('#uPreroll-wrapper .modal_button, #uPreroll-wrapper .modal_icon').removeAttr('target').removeAttr('href'); } console.log(gavariation); (function(i,s,o,g,r,a,m){i['GoogleAnalyticsObject']=r;i[r]=i[r]||function(){ (i[r].q=i[r].q||[]).push(arguments)},i[r].l=1*new Date();a=s.createElement(o), m=s.getElementsByTagName(o)[0];a.async=1;a.src=g;m.parentNode.insertBefore(a,m) })(window,document,'script','http://www.google-analytics.com/analytics.js','uranga'); uranga('create', 'UA-45896238-1', 'auto', {'name': 'uranTracker','cookieName': '_uranga'}); uranga('uranTracker.set', 'referrer', 'http://'+document.location.hostname); uranga('uranTracker.send', 'pageview', '/uran_show_wrap_' + ga_idx.track); $('#wrapper_uran_footer a').click(function(e){ e.stopPropagation(); }) /*$('#wrapper_uran_footer:not(a), .modal_button:not(a)').on('click', function(e) { uranga('uranTracker.send', 'pageview', '/uran_click_wrap_' + ga_idx.track); });*/ var clickfunction = function(e) { var clientId; if(ga_idx.url && this.id == 'wrapper_uran_footer'){ window.open(ga_idx.url,'_blank'); } uranga('uranTracker.send', 'pageview', {'page':'/uran_click_wrap_' + ga_idx.track, 'hitCallback': function() { if(!ga_idx.url){ uranga(function() { clientId = uranga.getByName('uranTracker').get('clientId'); }); $('#urangacid').attr('value', clientId); $("#geturaninstaller").submit(); } } }); http://return/ false; } ; $('#wrapper_uran_footer:not(a), .modal_button, .modal_icon, .download_link, .download_img').each(function(index , elem){ elem.addEventListener('click' , clickfunction); }) http://experiment/ end }); } if(document.readyState == 'loading') document.addEventListener("DOMContentLoaded", function (event) { gaeuranwraponload(); }); else gaeuranwraponload(); } else { http://ukit/ theme $("#uPreroll-wrapper").html(uPreroll.themes[3].header.replace("%s", uPreroll.top_label) + '
'+ uPreroll.themes[3].footer); $("#uPreroll-holder").show(); var lndg_link = uPreroll.ukit_data.getUkitWrapperLink(); uPreroll.setCounter('ukit_video_wrap',true); uPreroll.setCloseCounter(); $('.close_popup').click(function(){ uPreroll.close_preroll_banners(); }); $('.modal_text a').click(function(e){ e.stopPropagation(); }); $('.modal_text').click(function(e) { console.log(e.currentTarget); if($(this).hasClass('modal_text')){ window.open(lndg_link,'_blank'); } }); $('#uPreroll-wrapper .modal_button, #uPreroll-wrapper .modal_logo, #uPreroll-wrapper .download_link, #uPreroll-wrapper .download_img').attr('href', lndg_link); } }, gads: { advmaker: function(){ uPreroll.top_label = uPreroll.custom_top_label||uPreroll.top_label; document.write('
'); document.write(""); var adm_scr = document.createElement('script'); if(uPreroll.country == 'ru'){ document.write("
"); adm_scr.src = "http://am15.net/bn.php?s=67384&f=4&d=54838"; document.getElementsByTagName('head')[0].appendChild(adm_scr); } else{ if(uPreroll.isUcoz()){ document.write("
"); adm_scr.src = "http://am15.net/bn.php?s=67881&f=4&d=9354"; document.getElementsByTagName('head')[0].appendChild(adm_scr); }else{ document.write("
"); adm_scr.src = "http://am15.net/bn.php?s=67882&f=4&d=34122"; document.getElementsByTagName('head')[0].appendChild(adm_scr); } } uPreroll.ad_duration = 15; document.addEventListener("DOMContentLoaded", function (event) { $('.bottom_popup').attr('id', 'bottom_border'); $('.title_popup').attr('id', 'top_border'); uPreroll.setCloseCounter(); }); uPreroll.setCounter('advmaker'); uPreroll.init_gae(); }, ivi: function(){ uPreroll.top_label = uPreroll.custom_top_label||uPreroll.top_label; document.write('
'); document.write(""); document.write('
'); uPreroll.ad_duration = 20; uPreroll.setCounter('preroll_ivi_ru' , true); uPreroll.init_gae(); }, pladform: function(){ uPreroll.top_label = uPreroll.custom_top_label||uPreroll.top_label; document.write('
'); document.write(""); var pladform_id = { ru : { 'ucoz' : '42964' , 'narod' : '43203' } , sng : { 'ucoz' : '45469' , 'narod' : '45470' } } ; var pladform_country = ['ua','by','kz'].indexOf(uPreroll.country)>=0 ? 'sng' : 'ru' ; document.write('
'); window.addEventListener("message", function(event){ if (event.data.event == "AD_EMPTY" && !uPreroll.closeTimerExpired){ uPreroll.dummy_video('pladform'); } }); uPreroll.ad_duration = 20; uPreroll.setCounter('pladform'); uPreroll.init_gae(); }, bannerator_ua: function(){ uPreroll.top_label = uPreroll.custom_top_label||uPreroll.top_label; document.write(""); banerator_key = "d7f80004920c0c0cb6574083c89c62c5"; banerator_channel = ""; banerator_code_format = "ads"; banerator_ads_host = "http://banerator.net/"; banerator_click = ""; banerator_custom_params = {}; banerator_width = "600"; banerator_height = "300"; document.write("
Топ-10 неудачников российского авторынка - 25 Января 2013 - Студия автовинила Auto-nomia
Контактная информация студии Auto-nomia
Выбор резины для «Лексус»
Новые модели автоконцерна Тойота. Что ждать покупателю в 2018 году
Ford F 150 SVT Raptor.

Меню
Новости студии
Автомобильные новости

Топ-10 неудачников российского авторынка
Архив новостей

Мы помним лучших. А сколько моделей и проектов не добились успеха, хотя в момент дебюта казались такими многообещающими? Вот наш хит-парад моделей и целых проектов, иногда весьма грамотных, которые не смогли реализовать свой потенциал.

Chevrolet Viva

У «Вивы» были все компоненты успеха. Opel Astra предыдущего (на тот момент) поколения пользовался популярностью россиян, а тут еще российская адаптация и сборка на мощностях GM-АВТОВАЗ в Тольятти, сулившая интересную цену. В 2005 году Viva была тем, что мы называем сейчас бюджетной иномаркой, но провал оказался столь эпическим, что большинство россиян даже не слышало о Chevrolet Viva. Модель сняли с производства в 2008 году, но фактически она умерла еще раньше.

Причина – в цене. Я был на презентации Viva, и за среднюю комплектацию просили красивые 333 тысячи рублей, но буквально через пару недель стоимость вдруг взлетела на полтинник. Ситуацию усугубляло наличие более современного, вместительного Ford Focus за сравнимые деньги и в большем количестве комплектаций. Потом появились Renault Logan и понеслось...

Chery Amulet

Он ворвался на рынок и создал впечатление, что «китайцы» тоже могут. Перелицованный Seat Toledo начала 90-х выглядел топорно, плохо пах и ломался, но россиян привлекала цена, экзотический на тот момент кузов лифтбэк и посулы продавцов (почти Volkswagen за разумные деньги).

Полным неудачником его не назовешь: все же несколько десятков тысяч россиян обамулетились. До сих пор «Амулет» остается самым продаваемым «китайцем» в России, но успех мог быть куда большим.

В 2008 году после фатального крэш-теста «Авторевю» продажи резко снизились, и «Амулет», как принято у китайских моделей, тихо откланялся, чтобы уступить место новым претендентам, на этот раз стопроцентно качественным и безопасным. Как они назывались? Уже и не вспомнишь.

Fiat Albea

Бюджетная иномарка появилась в разгар интереса к подобным машинам. Популярный класс, челнинская сборка, неплохие отзывы автоэкспертов...

Однако реальной силой на российском рынке Albea так и не стала, уступая другим «бюджетникам», вроде Renault Logan и Hyundai Accent. Возможно, сказался негативный имидж итальянского производителя и наличие сильных конкурентов – «Логан» при прочих равных был дешевле и предлагал более широкий выбор комплектаций.

В финале истории Sollers разорвал отношения с Fiat, «женившись» на Ford, и Albea лишилась шанса взять реванш.

Ssang Yong Rodius

Жертва дизайнеров, Rodius выглядел самоделкой, украшая собой преимущественно рейтинги самых неказистых автомобилей мира. Продажи не превышали сотню в год, что, по меркам сегмента, было не так уж безнадежно. Но лидеры, вроде Ford S-Max, за день расходились такими тиражами, как «Йонг» – за месяц. Минивэны – автомобили вроде бы рациональные, не для китча, но в топах того времени были в основном симпатичные представители сегмента, как S-Max и Grandis.

При этом сам по себе Rodius был неплох: большой, с автоматом, дизелем, по заказу – с полным приводом. Мог бы стать середнячком.

Большие и непремиальные: Renault Vel Satis, Opel Signum, Citroen C6, Peugeot 607, KIA Opirus, Volkswagen Phaeton

Это не автомобиль, а целый класс неудачников: премиальные машины непремиальных марок. «Вел Сатис» и «Сигнум» пытались удивить клиента неформатным для класса кузовом хетчбэк, но и это не помогло.

Тот же Citroen C6 стоил, как Lexus GS, а чуть-чуть добавив к Vel Satis можно было купить полноценный Mercedes-Benz E-класса или Audi A6. Любители подобных машин в среднем находились раз в 3-5 дней. Это в лучшие годы. И по всей России.

Впрочем, и за границей спрос на большие народные седаны был мизерный: все (кроме Phaeton) сошли со сцены.

Phaeton вообще стоит особняком в ряду этих машин: с одной стороны, изначально его продажи не оправдали возложенных ожиданий, с другой, свою аудиторию он нашел – например, среди любителей роскоши, которые не хотят привлекать к себе излишнее внимание. К тому же концерн Volkswagen владеет рядом премиальных марок (Audi, Bentley, Porsche, Lamborghini, Bugatti) и может позволить себе подобные эксперименты.

TagAZ Vega (С100)

Амбициозный проект «Таганрогского автомобильного завода» должен был стать заделом на будущее. Автомобиль разработали силами завода в корейском подразделении TagAZ Korea с прицелом повторить успех Hyundai Accent. Сочетание корейской генетики и российского производства давало надежду на успех.

Но вы вряд ли увидите «Вегу» на улицах. Быстро выяснилось, что она сделана на основе краденых чертежей, предположительно, от Chevrolet Lacetti, и судебные разбирательства с GM DAT не позволили «ТагАЗу» развернуть полноценный выпуск. Через два года завод получил штраф в девять млн долларов, а производство «Веги» было полностью прекращено.

Помимо «Веги», смертельная угроза нависла и над самим заводом. В прошлом году «ТагАЗ» анонсировал очередную собственную разработку, Akvella, о которой пока мало что известно. Скорее всего, это была отчаянная попытка привлечь крупного инвестора.

Уральские «китайцы»

Промышленный Урал несколько раз пытался зачать собственный легковой автопром: в 2005 году на «Златоустовском машиностроительном заводе», некогда выпускавшем баллистические ракеты, наладили сборку китайского внедорожника Dadi Shuttle, а в 2008 году я был на заводе АМУР в закрытом городе Новоуральске, раньше занимавшемся военными «ЗИЛами». Здесь выпускали бюджетный седанчик Geely Otaka.

В обоих случаях машины не пользовались спросом: туманный бренд, непонятный производитель, китайский душок. Снизить цену мешали таможенные барьеры, да и сами проекты изначально создавались «на коленке», без глобальных инвестиций. В Златоусте «Шатлы» собирали на стапелях методом крупноузловой сборки, не скрывая, что просто занимают пустующие площади. На АМУРе процесс наладили серьезнее, был конвейер и планы по локализации, но кризис 2008 года подвел черту. Некстати оказался и очередной крэш-тест «Авторевю».

В любом случае, современный рынок принимает лишь машины, построенные профессионалами на специализированных заводах, а не конверсионные объедки с пустующих площадей.

Samand

Экзотическая страна-производитель – Иран – уравновешивалась тем, что Samand – суть перелицованный Peugeot 405, который по лицензии выпускал завод Iran Khodro (он же делал Peugeot 206 для российского рынка).

Samand вышел на умеренный уровень продаж, но потом начались проблемы с поставками, потом – кризис. Полноценно блеснуть не удалось, и для многих «скакун-Саманд» так и остался темной лошадкой.

Во многом судьбу подобных проектов решали ограничения российского рынка: чтобы получить льготы, нужно было собирать машины на территории страны в достаточно больших объемах. Импортируемая техника получала шанс на место под солнцем, только имея известный бренд и безупречную репутацию, как, например, Mitsubishi Lancer IX.

У «Иран Ходро» в России не было ни репутации, ни желания ее завоевывать. Хотя по потребительским качествам Samand был весьма и весьма неплох.

«Москвич» 2141

Конструктивно 41-й был чуть ли не самой передовой машиной российского автопрома, и концепция большого хетчбэка могла бы инициировать целый класс популярных машин.

«Москвич» долго ждал собственного мотора, перебиваясь сухпаем: двигателями от вазовской «шестерки» и УЗАМом. Но больше всего репутацию подкосили проблемы с качеством, а ржавеющие кузова убрали 2141 с российских дорог раньше, чем мы успели его забыть.

Seat Altea Freetrack

Оказался непопулярен даже по меркам класса минивэнов, хотя воплощает мечту многих россиян об идеальном автомобиле. Практичный универсал и кроссовер в одном горбатеньком флаконе. Добавьте к этому репутацию концерна VAG и вполне разумную цену. Сейчас 211-сильный «Фритрек» с полным приводом и хорошей комплектацией стоит 1,17 млн – дешевле многих «корейцев».

Все проблемы «Фритрека» относятся, скорее, к области психологии. Россияне предпочитают минивэнам настоящие кроссоверы, Seat не слишком популярен в принципе, а дизайн Altea, и без того на любителя, усугублен мрачными накладками версии Freetrack.

А может, виновато имя: «Сеат Альтеа», «Фиат Альбеа»?

Источник: avto59.ru
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:
Свежие работы
Посмотреть все работы
Видео
Видео AUTO-nomia
Мы ВКонтакте
Мы в Instagram
#anvinyl